Эхо Москвы

1 353 подписчика

Последние комментарии

  • Серж Южанин
    *Украинская православная церковь Киевского патриархата и патриархия Украинской автокефальной церкви ликвидированы
  • Vladimir Morzyanka
    Так и я об этом. Через жопу кормят, так прикольно. Я весь пичалько, даже плякаль, ему туда партизан с хамоном суют уп...Александра Шестуна, который более 180 дней держит голодовку в СИЗО, начали принудительно кормить
  • вячеслав харченко
    А вы, эту ваду, из Посейдона попробуйте бабахнуть, может ,поможет.Алишер Аминов: Добро пожаловать в ад, неуважаемые спортсмены! А жулики и дилетанты посмотрят на вас со стороны

Виттель. Реальность: Цифровизация: цифровизация банковской сферы и бизнеса

Виттель. Реальность: Цифровизация: цифровизация банковской сферы и бизнеса

Я.Розова― В студии Яна Розова, Игорь Виттель. Наш гость Дмитрий Пешнев-Подольский, председатель правления АО «БКС Банка». Тема эфира.

И.Виттель― Цифровизация, мы говорим о цифровизации банковской сферы, говорим о цифровизации бизнеса.

Здравствуйте, Дмитрий Игоревич!

Уточним только сразу. Яна представила вас как председателя правления «БКС Банка», но я знаю, что вы создали банк «Сфера» теперь, специально цифровой банк.

Д.Пешнев-Подольский― Действительно, БКС Банк проходит сейчас период цифровой трансформации, как и многие компании в российской экономики. И в рамках нее мы решили создать отдельный цифровой бренд, отдельный цифровой банк, направленный на обслуживание исключительно предпринимателей.

И.Виттель― То есть это чистый би ту би…

Д.Пешнев-Подольский― Да.

И.Виттель― Цифровой банк для предпринимателей.

Д.Пешнев-Подольский― Совершенно верно. Все, что делает этот банк, люди, которые в нем работают, посвящено тем, что предпринимателю было проще и легче общаться с банком. Ну, и в целом наша миссия – это сделать предпринимателей успешнее.

И.Виттель― Знаете, чуть-чуть отмотаем назад. Сначала там появились на заре, когда битусишные пошли банки, «Тинькофф», «Рокет», кто-то еще. Потом появился банк, по-моему, «Точка», «Модуль» то есть тоже цифровые банки. Насколько я понимаю, их смысл в том, чтобы предприниматель вообще свел свое общение с личными визитами в банк к минимуму, да?

Д.Пешнев-Подольский― Да, все так.

И.Виттель― То есть все ровно наоборот, не там, где карту открывали, там и закрываете, а ровно все наоборот. Я вообще вас не вижу, не вас лично, не вижу ваших сотрудников, нажал кнопку, ко мне пришли, заполнил документ, подписал, дальше все делается дистанционно. Правильно я понимаю?

Д.Пешнев-Подольский― На данный момент требуется все-таки 1 контакт с банком…

И.Виттель― Ну, это понятно.

Д.Пешнев-Подольский― Чтобы действительно подписать документы. В итоге мы надеемся, что даже этого физического контакта будет не нужно, потому что…

И.Виттель― С помощью электронной подписи наверняка и прочее.

Д.Пешнев-Подольский― Да, и все-таки единая система идентификации, которую сейчас центральный банк активно запускает. И цифровой паспорт, теперь уже речь идет о цифровом паспорте не только гражданина, но и цифровом паспорте предприятия. Все эти способы позволят предпринимателю, его компании, либо будь то ИП, либо это ООО, здесь неважно абсолютно организационно-правовая форма, взаимодействовать с банком прям с самого начала, на этапе только установления взаимоотношений, ну, и дальше уже обслуживание полностью в дистанционном формате.

И.Виттель― По-моему, Яна рвется еще тоже…

Я.Розова― Насколько бизнес в этом заинтересован?

Д.Пешнев-Подольский― Вы знаете, на самом деле это такая редкая ситуация, когда мы можем говорить о win-win, когда выигрывают обе стороны. И банки, и бизнес, ну, и кстати, и государство тоже.

Я.Розова― Нет, дело в том, что очень много же уже поддельных электронных подписей. Ну, и народ, я так понимаю, по опросам не очень-то рад цифровизации.

Д.Пешнев-Подольский― Кстати, на самом деле очень интересная статистика, буквально недавно вышло исследование, которое меня насторожило.

Я.Розова― Я как раз о нем, видимо, и говорю.

Д.Пешнев-Подольский― Которое говорит о том, что 59% россиян не готовы оформить электронные паспорта, которые правительство…

Я.Розова― Да, да, да.

Д.Пешнев-Подольский― Собирается со следующего года начинать уже запускать в жизнь. Это, конечно, настораживает. Но будем надеяться, что в основном это не предприниматели, да, все-таки это люди, которые не имеют отношения к бизнесу, так скажем, рядовые граждане. И их степень осведомленности, финансовой грамотности, наверное, не так высока. И готовность…

И.Виттель― Давайте тогда так уж, можно Яне отвечу, Дмитрий, если вы не возражаете. Я за свои долгие многотрудные годы много сталкивался со случаями, как журналист, и у моих коллег, и я думаю, Дмитрий, не дашь мне соврать, банковского мошенничества, в основном человеческий фактор, безусловно. То есть случаев, когда подделывали цифровые подписи и действительно, даже не в банках это, а такие случались, квартиры переписывали, да, потому что это действительно чуть легче. Люди не знают, что надо пойти, получить цифровую подпись. Сейчас не рекламирую способ мошенничества, да. Но зато в некоторых банках просто сотрудник банка бра подделывал документы, выносил огромные деньги.

Поэтому я не думаю, что цифровизация, хотя мне слово не нравится, очень непонятно что за ним абсолютно кроется. Потому что за ним кроется не только элементарное, что мы реже будем общаться с человеческим фактором в банке, а в том, что в принципе, например, еще одно страшное слово «Big Data», например. Поправьте меня опять-таки, Дмитрий, если я не прав. Например, получше увидеть своего клиента с точки зрения массива данных о нем, сделать какие-то выводы и скорректировать свои продукты. Или, например, быстрее принять решение о выдаче кредита.

Д.Пешнев-Подольский― Да, совершенно верно.

И если возвращаться к теме защиты данных и потенциальном мошенничестве. Безусловно, мошенничество может происходить и в традиционном виде взаимоотношений между организациями, между людьми, когда все строится на базе документов, в бумажной форме, потому что их можно подделать. И паспорт можно подделать, и подпись можно подделать, все это прекрасно знают. Это привычно уже для людей…

И.Виттель― Это хорошо, когда представитель банка говорит, это для нас привычно подделать.

Д.Пешнев-Подольский― Во всяком случае, все понимают, что это может произойти. Цифровая сфера, в ней много нового, много неизвестного, и конечно, изначально людям может быть страшно взаимодействовать друг с другом, используя какие-то цифровые идентификаторы, цифровую электронную подпись, например. Но потенциально, да и на самом деле даже сейчас, степень защищенности взаимодействия между людьми и организациями посредством именно цифровых инструментов, цифровой электронной подписи, идентификации по биометрии, она гораздо выше. Чем посредством обмена бумажными документами, которые зачастую гораздо проще подделать, чем идентификаторы в электронном виде.

Поэтому цифровизация глобально это не только способ удешевить бизнес-процессы и соответственно сделать услуги более доступными и дешевыми для тех, кто их получает.

Я.Розова― Могут упростить…

Д.Пешнев-Подольский― Упростить и защитить.

И.Виттель― А удешевить для кого? Ведь не секрет, что мы, как малые предприниматели все, да, наибольшие проблемы испытываем с доступностью финансов, да. То есть основное для предпринимателя это доступность, ему получить первые деньги на бизнес-кэш. Это безумно тяжело. Это первое, да. А во-вторых, дорого, потому что как бы с нашими банковскими ставками приходишь, люди смотрят, да ну, нафиг. А учитывая, что цифровизация, диджитализация, назовите как угодно, призвана сделать для банка себестоимость продукта в том числе ниже, я правильно понимаю, да. То эта дельта, за счет этой дельты не может ли снижаться ставки по кредитам, появляться какие-то, возможно, новые продукты.

Ведь мы помним, с чего это все началось. Для нас все время, опять чуть назад отмотаем, уж простите, с мысли на мысль. В Америке недавно дикостью были смски, которые приходили по каждой транзакции. Когда в России уже оцифровизовано было все абсолютно, в Америке до сих пор смски не приходили. Медленно, но проворачивается.

Какие новые продукты и доступность каких продуктов и дешевизна появилась?

Д.Пешнев-Подольский― Вы абсолютно правы, и стоимость, и доступность продуктов существенно возрастает за счет цифровизации. Приведу один пример, который, например, у нас в сфере уже реализуется.

И.Виттель― Стоимость не возрастает, наоборот удешевляется, насколько я понимаю?

Д.Пешнев-Подольский― Стоимость, да. Стоимость действительно падает.

Давайте приведу один пример, каким образом одновременно повышается доступность банковской услуги для предприятий, и одновременно падает ее цена для клиентов. Возьмем в качестве примера электронные банковские гарантии, которые обязательно нужны любой компании, которая принимает участие в тендере на госзакупки. Это колоссальный многотриллионный рынок, на который правительство хочет сейчас как раз как можно большую доля этого рынка предоставить малому бизнесу.

Так вот, в рамках этих тендеров, тот, кто участвует, участник торгов должен предоставить банковскую гарантию того, что он исполнит в надлежащем виде…

Я.Розова― Все обязательства.

Д.Пешнев-Подольский― Да, все обязательства, если тендер он выиграет.

Представьте, если такая гарантия выдается в обычной бумажной форме с предоставлением обычных бумажных документов посредством курьера или личного визита в банк. Вам сначала надо это все собрать, упаковать, передать в банк, в банке одни сотрудники примут, потом другим передадут…

Я.Розова― Третьи ознакомятся.

Д.Пешнев-Подольский― Третьи, да, начнут это все изучать и в итоге примут то или иное решение, то ли одобрить гарантию, то ли нет.

В электронном виде, в эпоху цифровизации, цифровых банков, все это может занимать полтора часа. Вот в нашем банке «Сфера», то, что называется за рубежом «time to yes», в срок принятия решения…

И.Виттель― Or time to no.

Д.Пешнев-Подольский― Такое тоже, безусловно, случается. Полтора часа.

И.Виттель― Почему? Мы убрали сейчас курьера, упаковку бумаг. То, что у вас вся эта информация есть, это не сказывается на качестве анализов и на качестве управления рисками?

Д.Пешнев-Подольский― Наоборот, наоборот. Качество принятия решений резко возрастает. Почему? Начиная с того, что все документы предоставляются в электронном виде. Соответственно наша система сразу же может проверить комплектность документов на полноту, корректность всех показателей, которые в этих документах отражены. То есть автоматически эти документы распознаются системой. Дальше эти документы, фактически данные из этих документов попадают в специальные базы данных, в которых производится анализ. Специальный алгоритм анализирует финансовое положение этого предприятия, тендер, в котором это предприятие хочет принять участие, историю принятия участия этим предприятием в предыдущих тендерах. И что важно, история исполнения выигранных тендеров.

Я.Розова― Слушайте, а это искусственный интеллект или просто программное обеспечение?

И.Виттель― Это пока еще не это. Вот про искусственный интеллект сейчас, это близко к искусственному интеллекту, насколько я понимаю, да?

Д.Пешнев-Подольский― Это действительно, это, наверное, такой прообраз искусственного…

И.Виттель― Прообраз. Потому что с искусственным интеллектом, как мне кажется, это мой следующий вопрос был. Ведь…

Я.Розова― Ну, мы к big data должны вернуться.

И.Виттель― Мы сейчас к ней вернемся.

Так не секрет же, что когда вообще в России речь зашла о некой цифровизации, переходе на какие-то более прозрачные банковские стандарты, с десяток лет назад. Неожиданно выяснилось, что банки не очень хотят это делать, потому что кому же надо, и предприятия не хотят, кому же надо, чтобы у тебя все было настолько прозрачно и видно. И когда мы стали видеть, как просто пачками стали отнимать лицензию у банков за кэптивный кредит, за все вот эти прочие истории, я так понимаю, что то, что вы называете искусственным интеллектом или прообразом искусственного интеллекта, по идеи должен был предсказывать это, да. То есть видя некие паттерны, видя, как рисуют документ. Не секрет опять-таки, да, что для своих рисовали красивую картинку на бумаге.

Так вот искусственный интеллект, там типо не обманешь, он должен это видеть и говорить, алло, Дмитрий Игоревич, у нас тут это красная кнопочка загорелась, мне кажется, что вот этот у вас клиент, он…

Я.Розова― Не стоит ему доверять.

И.Виттель― Отчетность, да, достаточно НРЗБ служба безопасности банка, все отставнички идут дружно на улицу и с дубинками разгоняют информацию, потому что в банке им теперь делать нечего. Я правильно описал картинку?

Д.Пешнев-Подольский― Да, действительно очень точное наблюдение.

Мир, безусловно, становится более прозрачным. Мне кажется, что это надо уже принять за данность и отталкиваться от этого. Возможность что-либо скрыть, она уже действительно сводится к минимуму очень-очень высокими темпами. Поэтому если говорить про бизнес, бизнес все-таки надо строить на базе соблюдения закона, на базе уверенности в том, что все то, что вы делаете, рано или поздно станет абсолютно доступным, как минимум, для контролирующих и проверяющих органов.

Если говорить про Российское государство, то надо сказать, что оно в мире является одним из наиболее передовых в части цифровизации как своих услуг, так и с точки зрения наполнения своих баз данных информацией…

И.Виттель― Так с точки зрения надзора.

Д.Пешнев-Подольский― Да, поэтому действительно, мне кажется, это должна быть рекомендация всем предпринимателям, вести свой бизнес в полном соответствии с законом, по-другому нельзя.

И.Виттель― Ну, мы же не только об этом говорим.

Смотрите, вам, как предпринимателю, как банкиру, интересно видеть своего клиента, его прозрачность, интересно видеть что у вас происходит в банке, да. Чтобы такие истории, как я рассказывал, когда менеджер берет и переписывает на счета, такого было бы невозможно. Но тут же возникают еще и надзорные органы, которые тоже хотят в реальном времени и с помощью искусственного интеллекта, нейронных сетей и прочих развлекалочек видеть а что это происходит в «БКС Банке», в банке «Сфера» и в прочих банках.

То есть вы стоите буквально голыми перед надзорными органами, а надзорные органы все время еще меняют правила игры, эту бумажечку, эту. Так быстро систему то не обучишь, насколько я понимаю. Потому что я тут говорил с некоторыми очень опытными представителями бухгалтерского сообщества, они так и говорят, правила игры меняются каждую неделю, новая инструкция такая, новая. А как это все в цифровизацию впихнуть?

Д.Пешнев-Подольский― Вы знаете, как раз всевозрастающая сложность ведения бизнеса, как раз это одна из, наверное, точнее помощь предприятию в том, чтобы в рамках всевозрастающей сложности ведения бизнеса продолжать быть успешным и при этом соответствовать всем нормам закона, всем требованиям регуляторов. Это как раз один из сервисов, который может дать цифровой банк.

Почему? Во-первых, если мы говорим именно про цифровой банк, у которого нет большого количества клиентских менеджеров, которые должны донести ту информацию, которую банк решил донести до клиентов, пропустив через себя и дальше пересказав донести до клиента. В этом случае явно есть и искажение информации, потому что у нас появляется промежуточное звено и в принципе постоянная трансляция знаний из центра экспертизы банка через клиентских менеджеров клиентам, она чрезвычайно затруднительна.

В цифровую эпоху банк может напрямую контактировать с каждым клиентом, причем сразу же используя несколько каналов. Что мы можем делать? Мы можем размещать информацию на своем сайте, самое простое, мы можем информировать клиента посредством электронной рассылки. Мы можем клиенту отправлять информационное сообщение через любые мессенджеры, которые клиент использует и которые он разрешил для взаимодействия с банком в рамках установления взаимоотношений с банком.

В конце концов, у клиента есть всегда возможность позвонить и вживую поговорить с сотрудником банка, когда у него возникла какая-то глубокая проблема, требующая персонального разбора со стороны соответствующего специалиста.

И.Виттель― А вот тут и возникает еще следующий вопрос. 30 лет назад примерно, 25 лет назад, когда появился World Wide Web, про некоторые отрасли говорили, они сейчас отомрут. Я помню, как это хорошо говорили про турагентства, а, эти сейчас отпадут, кому нужен какой-то идиот, который сидит по телефону, когда одной кнопочкой мы все сделаем. Прошло 25 лет, и турагентства преобразились в консьержей, которые работают именно для тех клиентов, которые зачастую меньше всего нуждаются в цифровизации, хотя, конечно, тоже нуждаются. Но нуждаются в доверительном разговоре, нуждаются в том, что, называется, деньги любят тишину, НРЗБ private banking, называйте как управление капиталами. И в моем понятии, я это вижу так, что это немножко как раз другой кусочек, как раз который меньше всего хотелось бы, ну, есть какие-то вещи, моментальный обмен валюты, да, конечно, будет нужен, когда у клиента много счетов…

Я.Розова― А у «Сферы» это уже есть.

И.Виттель― Да, это одно из тех, что первым вошло и сейчас, первая Revolut начиналась, карточка такая, когда у тебя карта, которой ты можешь в какой стране есть, в такой и платишь, да. Но об этом потом.

Вот именно о таких, о тех людях, у которых большие деньги, которым нужно, чтобы об этих деньгах позаботились как-то наиболее особенно.

Д.Пешнев-Подольский― Вы знаете, личный контакт с человеком, конечно, никуда не денется и даже более того, если говорить про больших клиентов, особенно в части вайлсменеджмента, частнобанковского обслуживания, конечно, там есть еще и психологическая составляющая. Даже если отодвинуть в сторону тот факт, что у таких людей возникают достаточно сложные вопросы, которые трудно решить каким-то типовым способом, им нужна персональная консультация, им нужны персональные решения, конечно, такие решения в основном вырабатываются лично.

Есть еще и другая составляющая. Это просто психологический комфорт. Если ты доверяешь очень значительную сумму денег организации, ты, конечно, хочешь посмотреть в глаза тем людям, которые в ней работают, это свойство человеческой натуры. И наверное, изменится еще не одно поколение.

И.Виттель― Это то, что называется у банка get to know your costumer, только наоборот, get to know your banker.

Д.Пешнев-Подольский― Да, совершенно верно.

Я.Розова― Очень много английского.

И.Виттель― Это не английский, это устоявшийся…

Я.Розова― Я прошу прощения, мы прерываемся на новости.

И.Виттель― Хорошо.

НОВОСТИ

Я.Розова― В студии Яна Розова, Игорь Виттель. Наш гость Дмитрий Пешнев-Подольский, председатель правления АО «БКС Банка». И мы говорим о цифровизации банковской сферы.

И.Виттель― А для тех, кто не учил английский в школе, то мы просто переведем, что знай своего клиента и знай свой банк.

Я.Розова― Это то, что было до новостей.

Д.Пешнев-Подольский

И.Виттель― Это было то, что до новостей, это устоявшаяся абсолютно фраза банкиров.

То есть все-таки остается такой кусок банковского бизнеса, который лучше не цифровизовать?

Д.Пешнев-Подольский― Знаете, персональное общение перевести в цифру пока невозможно. Но оно необходимо для чего. Для двух вещей. Первое – это чтобы обсудить очень сложную ситуацию, сложную сделку. Либо для того, чтобы установить более высокий уровень доверия.

Но если мы говорим про какие-то стандартные операции. Для банка это могут быть переводы, возмещение средств на депозит, получение кредитов на стандартных условиях, выдача и получение электронных банковских гарантий. Вот все это может быть абсолютно в цифровой форме.

Причем это может быть на уровне именно заключения контракта в цифровой форме, так и на уровне дальнейшего сопровождения, когда вы в любой момент времени можете открыть свой телефон и узнать и остаток, и проценты, которые будут выплачены, например, по вашему депозиту в ближайшее время. Вы можете, как в вашем примере, с валютами, приехав в другую страну, поменять, перепривязать свой счет с, например, рублей…

И.Виттель― К валюте этой страны.

Д.Пешнев-Подольский― Да. И причем, когда вы приедет в эту другую страну, ведь вы можете забыть, вы же человек, это совершенно естественно. Банк, вот здесь как раз уже если говорить про big data и технологии, которые помогают цифровому банку быть умнее, чем традиционному. Банк увидит, что вы прилетели, например, в Берлин. Как только вы приземлились в аэропорту, банк увидит, что геолокация ваша изменилась, банк посмотрит на то, что карточка привязана к счету в рублях, а расплачиваться вы на территории Германии явно будете в евро.

И.Виттель― А не слишком ли, простите за выражение, дофига мой банк обо мне знает? Есть некий предел приватности. Я, например, абсолютно не хочу, чтобы мой банк знал как зачем я передвигаюсь. Мы же с вами замечали, что мы держим в руках телефон, сидим, разговариваем про банки, если бы у нас сейчас был включенный авиарежим, то через 5 минут нам бы «Facebook» подсунул рекламу какого-нибудь банка, не исключено что «Сфера». Они нас слышат, они якобы по нам таргетируют рекламу. А зачем мне нужно, чтобы мой банк знал, что я прилетел в Берлин или в Тбилиси? Я наоборот этого не хочу знать. Я может хочу иметь этот биткоиновский кошелек, которым пользуюсь как хочу, чтобы банк обо мне ничего не знал.

В би ту би, я понимаю, а в би ту си сфере вполне анонимность, да, становится нашим коньком.

Д.Пешнев-Подольский― Вы знаете, если говорить про возможности цифровизации, вопрос приватности, он, конечно, очень важен. И здесь важно то, что банк не должен раскрывать персональную информацию третьим лицам.

И.Виттель― Но сам-то банк это знает.

Д.Пешнев-Подольский― Безусловно. Это фактически неотъемлемая часть соглашения между вами и банком. И я думаю, что сейчас не найдется ни одного банка, который скажет, что готов обслуживать клиента, не используя информацию о клиенте для целей своей банковской деятельности.

Давайте я приведу один пример, когда использование информации о том, как вы обычно пользуетесь банковскими услугами, о вашем стандартном поведении может просто защитить ваши деньги. Все очень просто. Вы обычный семьянин, у вас есть двое детей. Вы обладаете недвижимостью, у вас есть автомобиль, приобретенный в кредит. Банк, безусловно, видит, что вы регулярно расплачиваетесь за машину, которую вы взяли в кредит, вы регулярно платите за жилищно-коммунальные услуги. Вы делаете какие-то регулярные переводы, откладываете немного денег на свой накопительный счет. И стандартный профиль поведения человека, принадлежащего к среднему классу. И вдруг банк видит, что вы не внесли очередной платеж по кредиту, и все деньги с накопительного счета, подано поручение о переводе их на счет какого-то другого человека. И в этом случае транзакция, если банк действительно соотносит транзакцию, которая сейчас была сынициирована, с типичным вашим профилем поведения, может быть признана подозрительной. Банк может запросить у вас либо документы, а зачастую даже до документов не доходит дело, потому что достаточно банку связаться с вами и спросить, правда вы подавали это поручение на перевод, и окажется, что нет, это какие-то мошенники, подделали вашу подпись, пришли и подали это поручение.

И.Виттель― Я, безусловно, ценю заботу банка обо мне, только почему-то сплошь и рядом предприниматели, индивидуальные особенно, рассказывают историю, что звонят из банка, говорят, вы знаете, а нам вообще кажется вот эта ваша транзакция подозрительной. Это вовсе транзакция, которая не выбивается из паттерна или паттерна, а просто, вы знаете, чего-то нам кажется, а вдруг вы террористов финансируете, давайте-ка мы вам счет заморозим. Есть еще банки, не буду их называть, которые говорят, ребят, вы знаете, извините, ошиблись, вы реабилитированы, минус 35% и валите в другой банк.

Это не забота о клиенте. Это все те же самые диджитал-банки.

Д.Пешнев-Подольский― Вы знаете, здесь я бы не стал, во-первых, всех под одну гребенку.

И.Виттель― Я не всех под одну гребенку, я рассказываю о конкретных случаях, которые происходят вокруг меня.

Д.Пешнев-Подольский― Вы знаете, здесь действительно скорее надо говорить про то и как себя обезопасить, и что должен делать банк, чтобы таких случаев не происходило.

В частности если говорить про «Сферу», то мы стараемся предотвращать такие ситуации за счет целого ряда мер, которые мы предпринимаем совместно с клиентами. Во-первых, мы стараемся доводить до клиентов информацию о том, как необходимо вести свой бизнес для того, чтобы он не вызывал подозрений ни у банка, ни у других уже государственных органов, и чтобы не было как раз таких проблем с приостановкой операций по счетам, с запросом на предоставление документов.

Ведь чем более регулярным является бизнес или чем более понятным является бизнес для банка, и операции клиента, которые совершаются в банк. Зачастую документы оп операции, если клиент видит, что это нестандартная операция для его бизнеса, совершенно спокойно клиент, в цифровом опять же виде, может предоставить в банк самостоятельно, с тем, чтобы избежать даже каких-то вопросов. Он говорит, да, я начинаю совершать новый вид деятельности, которой раньше у меня не было. Через личный кабинет клиент предоставляет документ, подтверждающий проведение этой операции, и у банка априори изначально уже не будет вопросов.

Есть целый ряд параметров, которые клиент может самостоятельно контролировать. Например, это уровень его налоговой нагрузки или та доля налогов, которую он платит в бюджет. Есть абсолютно общедоступные показатели для разных отраслей, какая норма налоговой нагрузки для того или иного бизнеса является, ну, так скажем, средней по отрасли. И мы в «Сфере» делаем целый ряд сервисов.

Например, «Светофор», который доступен клиенту в личном кабинете. Как только возникает желтое, у него сразу же предоставляется расшифровка а какие аспекты его бизнеса могут вызывать какие-то вопросы.

Я.Розова― А если нет интернета?

И.Виттель― Это вот на самом деле вопрос, который возникает у всех, кто связан с цифровизацией. Если где-нибудь выключат рубильник.

Между прочим, это не смешно, потому что я буквально на днях смотрел лекцию одного крупнейшего американского профессора, по-моему, даже лауреат Нобелевской премии. 15, по-моему, самых больших угроз, которые грозят человечеству, в том числе это просто падение электричества глобальное в результате либо террористического акта. То есть я понимаю, что все там в облаке, но облако тоже не вечно, оно же тоже питается с дата-центра.

Ну, это, думаю, проблема будет не «Сфера» банка и не «БКС Банка», а всемирная проблема.

Д.Пешнев-Подольский― Во-первых, если говорить про устойчивость самого банка «Сфера», то у нас вычислительные мощности расположены в Новосибирске и в Москве, что уже географически делает нашу систему более устойчивой и независимой.

А во-вторых, если говорить про такой страшный случай, как потеря у клиента доступа в интернет. Специально для того, чтобы, во-первых, первичное знакомство у нас могло состояться с клиентом, так как оно по законодательству по действующему требуется в личной, очной форме. А также у нас есть собственная курьерская служба. Это люди, которые в любой момент времени могут…

И.Виттель― Выезжают.

Д.Пешнев-Подольский― Да. Созвониться с вами и встретиться. Причем можно это сделать там, где вам это будет удобно.

И.Виттель― Когда говорим о том, что государство поставило сейчас цифровизацию одним из основных своих направлений таких. Ведь цифровые банки, они более прозрачны, как мы понимаем. И уже такие вещи, как тетрадка, на сленге банкиров, и прочие мелкие шалости, они невозможны в цифровых банках, насколько я понимаю. Ну, бухгалтерию уже не проведешь. И Центробанку должно быть, наверное, более приятно работать с вами и вообще надзирающим органам.

За это какие-то бонусы вам даются? Ребят, чем ты более цифровой, на тебе медаль на шею или пониженную ставку. Есть такое?

Д.Пешнев-Подольский― К сожалению, нет. Хорошая идея.

И.Виттель― Последний вопрос, наверное, на сегодня, но мы в одной из следующих передач продолжим.

Что из финтеховских то, что на сленге называется, примочек, может стать таким ударным и самым интересным в бизнесе, особенно в би ту би бизнесе цифровых банков в будущем времени?

Д.Пешнев-Подольский― Вы знаете, достаточно сказать, что «Сфера» может уже сейчас, потому что это далеко не просто цифровой банк, это целая экосистема цифровых сервисов, которые. Ну, вот так в соответствии с нашей миссией мы заявляемся, она помогает предпринимателю быть более успешным.

Что может уже сейчас цифровой банк предоставить своему клиенту. Во-первых, бухгалтерский, налоговый учет в абсолютно автоматизированном виде, если вы индивидуальный предприниматель, либо у вас ООО, которое работает на упрощенной форме налогообложения. Будь то 6%, либо 15%. В обоих случаях система сама заполнит все необходимые бухгалтерские налоговые риски, сама посчитает те налоги, которые…

И.Виттель― Но у конкурентов ваших это тоже есть.

Д.Пешнев-Подольский― У большинства конкурентов этот сервис сделан за счет интеграции со сторонними бухгалтерскими сервисами.

И.Виттель― А у вас свое.

Д.Пешнев-Подольский― Это собственная программа, которая встроена в «Сферу». И использование бухгалтерского налогового сервиса не требует дополнительных платежей со стороны клиента.

И.Виттель― Вот это уже серьезная заявка. У всех клиентов это?

Д.Пешнев-Подольский― Да, безусловно, это доступно всем клиентам, это первое.

Второе, электронный документооборот. Если ваш контрагент находится в другом городе, очевидно, что обмениваться с ним бумажными документами, начиная от договора, заканчивая актами, счетами, крайне неудобно. Это и долго, и дорого, затрудняет взаимодействие. В систему встроена система электронного документооборота, причем с квалифицированной электронной подписью. Которая позволяет клиентам “Сферы» не только между друг другом обмениваться документами, подписанными квалифицированной электронной подписью, то есть наиболее защищенной электронной подписью. Но и еще обмениваться такими документами даже с теми их контрагентами, которые не являются клиентами «Сферы». Для этого просто отправляется ссылка, этот контрагент регистрируется исключительно в системе электронного документооборота. И с этого момента можно начинать с ним взаимодействовать исключительно в электронном виде, причем в очень надежном ключе.

Следующее – это юридические риски. У любой компании возникает проблема и в том, чтобы грамотно составить договор, и в том, чтобы, не дай бог, в случае каких-то разбирательств со своими контрагентами, как можно лучше защитить свою позицию. Так вот, в «Сферу» встроен юридический помощник, который содержит в себе более 1400 типовых форм документов, которые мы еще и автоматически заполним. Потому что информацию по вашим реквизитам мы уже знаем. Если вы собираетесь заключать договор с контрагентом….

И.Виттель― Контрагента проверим, конечно.

Я.Розова― О других возможностях и услугах можно узнать наверняка на сайте банка «Сфера».

Д.Пешнев-Подольский― Безусловно.

И.Виттель― Ну, и в нашей следующей передаче.

Я.Розова― И в нашей следующей…

И.Виттель― Потому что это не последняя передача.

Дмитрий Пешнев-Подольский был у нас…

Я.Розова― Председатель правления «БКС Банка» и банка «Сфера».

И.Виттель― Яна Розова.

Я.Розова― Игорь Виттель.

Источник ➝

Популярное в

))}
Loading...
наверх